Город Камышин был основан как военная крепость по приказу Государя Московского, царя Алексея Михайловича. Поставили город при впадении в Волгу речки Камышинки в 1668 году. Тогда же на берегах этих рек и начали православные люди прославлять имя Господа Бога.

Самый первый православный храм, построенный в городе-крепости, погиб в огне вместе со всем городом. Такова была воля воровского атамана Стеньки Разина.

Тогда же в новопостроенном городе заложили два православных храма, оба деревянных. Один – во имя Казанской иконы Богородицы, второй, пятиглавый – во имя Святого великомученика Димитрия Солунского.

Пожар, случившийся в Дмитриевске в 1740 году, уничтожил весь город, не пощадив и храмов. Во времена императрицы Елизаветы Петровны взамен сгоревшей Казанской церкви жители города возвели новую, каменную, – во имя Святой Троицы. Закладка храма состоялась в 1748 году, а освятили новую церковь в 1751 году. Она стала первым каменным сооружением в истории города.

Новый Димитриевский храм, тоже каменный, возвели на прежнем месте уже в эпоху Екатерины Великой, однако город Дмитриевск императрица в 1780 году переименовала в Камышин.

Никольский   кафедральный  собор — единственное храмовое здание, уцелевшее в период социалистических преобразований. В екатерининскую эпоху в Дмитриевске (так в XVIII веке назывался наш город) было три хра­ма, и все каменные. В 1773 г., после бывшего морового поветрия (чумы) 1771-1772 годов, запрещено было хоронить при церквях умерших - боялись заразиться. Под кладбище было отведено особое место, на котором 22 марта 1775 г. «при городе на выгонной земле» устроили деревянную часовню с престолом во имя святителя Николая Чудотворца. Первоначально она была деревянной, в 1824-1825 годах тщанием горожан церковь стала каменной. Камышин теперь украшали четыре каменных храма. Никольский храм был однокупольный, высота алтаря – 5 метров, купольная  часть высотой 13 метров, общая площадь – 339 кв. м., вместимость – 800 человек. Богослужения совершались трехштатным причтом.

В последующие годы в Камышине возвели все­го лишь один храм. Это знаменитый Новый (Воз­несенский) собор, единственный пятиглавый храм города (все остальные – одноглавые), соору­жённый во второй поло­вине XIX века. Теперь в Камышине - пять православных церквей.

А больше до самых советских вре­мён церквей в нашем городе не строили. Была, правда, попыт­ка перестроить малень­кую кладбищенскую Ни­кольскую церковь. Для этого в 1909 году архитек­тор Петропавловский даже разработал ориги­нальный проект. Но пока собирали средства на строительство нового храма, началась Первая мировая война. В конце XIX века в городе было семь православных церквей (включая 2 домовые) и пять церковно-приходских школ. В Камышинском уезде действовали два православных монастыря.

Затем пришли большевики – и храмы стали не нужны.

В годы владычества безбожной советской власти в Камышине, как и по всей стране, нача­лось варварское ис­требление храмов и мо­настырей. Все церков­ные сооружения в на­шем городе исчезли с лица земли. Только лишь кладбищенская Никольская церковь ча­стично уцелела. Прав­да, незадолго до Второй мировой войны совдеповцы разрушили её вы­сокую колокольню, а в самой церкви устроили склад. Горожан, ушед­ших из жизни, привози­ли на кладбище уже без покаяния и отпевания.

Никольский храм был закрыт в 1933 году. Более десяти лет здесь размещался хозяйственный склад.

Вот что писала тогда одна из газет: «Камышин – городишко плохонький, относительно Москвы, Питера или, скажем, Саратова. В архитектурном плане он ничего особенного собой не представлял. Но его панораму очень украшали пять православных храмов.  К началу войны только израненная и униженная Никольская церковка оставалась в городе островком былого архитектурного великолепия. Да Бог с ней, с архитектурой, духовности в Камышине не осталось. На смену христианской пришла духовность «ша­риковых» и «швондеров». Затем грянула война. В сорок втором году в камышинском небе вместо   золотых православных  появились чёрные кресты Третьего рейха. И когда немецкие самолёты начали бомбить город, многие камышане вспомнили о Боге. Но бежать молиться в храм возмож­ности не было, потому что не существовало храмов».

Вспомнил о Боге и сам товарищ Сталин. Первый раз Иосиф Виссарионо­вич не на шутку испугался в октябре сорок первого, когда было понятно, что Москве и Питеру при­шёл конец. Тогда он при­звал к себе владыку Сергия, и Русская Пра­вославная Церковь при­няла активное участие в деле победы над вра­гом. Сталин разрешил всё: и крестный ход вок­руг осаждённых горо­дов, и облёт боевых по­зиций на самолёте с чу­дотворной иконой на борту, и многое другое. Духовенство обрати­лось к верующим с просьбой о сборе по­жертвований на воен­ную технику. Священ­нослужители вдохнов­ляли своих привержен­цев на битву за Родину, призывали «положить живот свой за други своя». Сталин всё оце­нил, и в 1943 году он дал-таки «вольную» Русской Православной Церкви. Ей возвращались некото­рые храмы, монастыри. Было разрешено более активное, чем прежде, богослужение.

Но храмов осталось мало. В Камышине - только один.

В сорок четвёртом на Западе союзники от­крыли второй фронт, на Востоке наши очищали от немцев Украину и Бе­лоруссию. А в Камыши­не… не только ковали по­беду, но и возрождали храм. Разрешение на его открытие по ходатайству верующих Совнарком дал ещё 24 марта. Но ка­ково было претворить в жизнь это решение, ве­дают только Бог и ма­ленькая группа камы­шан – подвижников.

В сорок четвёртом Илье Никитину было уже 76 лет. Неожиданно его вызвали в горсовет, где, как он пишет, «…секре­тарь горисполкома Пётр Павлович Петров объяв­ляет мне, что вызвал меня по делу открытия церкви в Камышине. При этом прочитал мне рас­поряжение Правитель­ства…». Илья Николаевич отказывался. Ведь он стар, не­мощен, болен ревматиз­мом, а кругом война, го­лод, дефицит стройма­териалов. К тому же люди боятся открыто ис­поведовать религию, от­чего и помогать не захо­тят. Однако именно кан­дидатура Никитина уст­раивала горсовет.

Сам Илья Николае­вич горячо желал откры­тия в нашем городе цер­кви. Но трудно было неимо­верно. Епархиальное уп­равление в Саратове только ещё создавалось и особой помощи ока­зать не могло. Денег на строительство не было. Необходимые для офи­циального создания об­щины 20 человек никак не набирались. Священ­нослужителей не было. Не было даже кружки для пожертвований. Церковную утварь и об­лачения для священников тоже предстояло где-то найти. Икон и бо­гослужебных книг не было. Рабочих найти – проблема. Строймате­риалы отсылать ещё сложнее. Но главное – храм. Здание Никольс­кой церкви выглядело безнадёжно. Штукатур­ка почти везде обруши­лась, обнажив кирпич­ную кладку колонн и стен. Колокольня вооб­ще снесена. Её слома­ли еще до войны. Крес­тов на маковках не было. Все окна без стё­кол. Кровля проржаве­ла.

Но ещё более жуткую картину представлял со­бой интерьер храма. Там-полнейшие разор и запу­стение. Всё загажено и осквернено. Стены го­лые. Живописные фрески церковного ку­пола испорчены. Изре­шечена пулями художе­ственная роспись. Осо­бенно пострадала кар­тина перенесения мо­щей святителя Николая Чудотворца.

В церкви находилось около 300 бочек с хлор­ной известью, некоторые из них были перевёрну­ты, содержимое рассы­пано по полу. Кругом па­утина, затхлость, летали воробьи, гулял ветер. Не было ни алтаря в храме, ни престола, ни иконос­таса. Отчаяние и горечь. И тогда Никитин ре­шил, что это Сам Гос­подь выбрал его, немощ­ного старика, осилить святое дело. И он, что называется, засучил ру­кава.

Собрали общину, оформили документы. Исполком помогал всем, что было в его си­лах. Народ жертвовал деньги, но только в го­роде. В районе соби­рать пожертвования не разрешалось. Главными помощни­ками Ильи Николаеви­ча стали Владимир Сальников и Сергей Осипов – тоже престарелые, но весьма активные люди, которые и в строительстве разбира­лись, и своими руками много чего умели.

Иконостас делали из фанеры: другого матери­ала в военное время было не достать. Испол­ком отпустил полтонны мела и тонну извёстки. За побелку община за­платила 8 000 рублей, за фанеру – 12 000. На 26 000 рублей накупили свечей. Машин и лоша­дей не было – все строй­материалы таскали на себе. Подрядчики не­охотно соглашались идти на строительство какой-то там церкви. Оп­лату рабочие просили водкой или наличными, но чтоб без налога. Ник­то не хотел продавать общине материалы. Цены для церкви устано­вили выше обычного. Приходилось разъяс­нять и подрядчикам, и торговцам, что всё это делается с разрешения правительства.

Иконы, хоругви и церковную утварь соби­рали по всему району.

Ездили в Николаевку и Рыбинку. Нашли и обла­чение для священников. Наконец 5 августа при­ехал священнослужи­тель. Первое богослужение совершил священник  Александр Любимов 13 октября 1944г.

Отношения общины и отца Александра Лю­бимова не сложились. Сначала батюшку по ка­ким-то причинам долго не утверждали в Ста­линграде. Потом отец Александр начал дей­ствовать самостоятель­но, не считаясь с общи­ной. Поползли разные слухи, всякая клевета. Верующие приняли сто­рону настоятеля, и про­тив общины начались интриги. Господь им всем судья, ведь всё это человеческое. А что до духовного, то 13 октяб­ря, накануне праздника Покрова Пресвятой Бо­городицы, в обновлен­ном Никольском храме впервые состоялось бо­гослужение. Официаль­ное же освящение цер­кви произошло лишь 30 декабря 1944 года. 

В Новый, победный год Камышин вступил с действующим храмом…

На рубеже 50-60-х го­дов здесь служил диако­ном легендарный отец Всеволод Васильцев, ставший позднее одним из иерархов Русской Православной Церкви, а именно архиеписко­пом Кировоградским и Александрийским Васи­лием.

С 1965 по 2000 годы успешно руководил при­ходом протоиерей Иоанн Матвиенко. Построить колокольню стало возможно только в 1980 году. Всего за два месяца была возведена трёхъярусная колокольня, и лишь осенью 1984 г. из Москвы получено разрешение осуществлять колокольный звон. На  Пасху 1985 года, впервые  за много лет, над городом раздался праздничный перезвон, к радости всех православных камышан.

Сегодня бывшая кладбищенская церковь, самая маленькая в доре­волюционном Камыши­не, стала кафедральным собором города. Её на­стоятелем является сам владыка Герман, митро­полит Волгоградский и Камышинский. А руководит всеми делами прихода старший священник собора протоиерей Алексий Кузнецов.

Отец Алексий - известный и уважаемый в Камышине человек. Он пользуется доверием и авторитетом не только у верующих людей, но и у представителей местной светской общественности, а также у городского руководства.

Никольский приход сегодня ведет активную просветительскую и душепопечительскую деятельность. При соборе действуют воскресная детская школа, воскресная школа для взрослых, а также собрана и открыта для всех прекрасная православная библиотека.

Приход духовно окормляет заключённых местных учреждений системы исполнения наказаний. Стараниями отца Алексия создана православная часовня во имя великомученика и целителя Пантелеимона в Первой городской больнице, был построен храм Димитрия Московского и Угличского в детской исправительной колонии.

По камышинским улицам вновь, как и в прежние века, проходят крестные ходы. Это результат прочного взаимопонимания между духовенством и городским руководством. Старший священник собора традиционно бывает на всех важных светских мероприятиях города.

В 2001 году в Камышине появилась традиция: в день памяти небесного покровителя города (прежде Дмитриевска), великомученика Димитрия Солунского, 8 ноября  отмечать "именины города". Этот святой изначально почитался в Дмитриевском стрелецком полку, прибывшем в город ещё в 1697 году и давшем городу имя – Дмитриевск. Городской праздник во славу Димитрия Солунского – результат совместной плодотворной деятельности руководства города и местного духовенства.

1 октября 2007 года при Никольском кафедральном соборе г. Камышина по благословению Правящего Архиерея и по инициативе старшего священника Никольского собора иерея Алексия Кузнецова начал свою работу Семейный центр мастерства и ремёсел, которым руководит Народный мастер России Елена Ивановна Вернидубова. Здесь занимаются педагоги детско-юношеского центра, училища искусств, городского детского приюта, работники культуры сельских клубных учреждений Камышинского района.

Приход сотрудничает со скаутским отрядом «Феникс» (руководитель - Виктор Васильевич Бородин), а также окормляет воспитанников ФКУ "Камышинская ВК УФСИН России по Волгоградской области" (начальник – полковник внутренней службы Игорь Юрьевич Буров) и ГОУ для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей «Камышинский детский дом» (директор - Ирина Львовна Бурова).

С октября 2009 года по благословению Правящего Архиерея при Никольском соборе действует Консультационный центр «Школа Новых Отношений». В Центре проводятся индивидуальные консультации, лекционные встречи, организация групп взаимопомощи и семинары-тренинги. Руководит Центром специалист по проблемам зависимости и созависимости Ольга Дмитриевна Бессонова. Цель деятельности Центра – предложить помощь всем, кто сталкивается с проблемами во внутренней жизни, в отношениях с близкими, в семье, на работе, в своём окружении. Встречи проводятся в помещении библиотеки Никольского собора 6 раз в месяц. При Центре действует библиотека специальных изданий по тематике встреч.

С сентября 2011 года при Консультационном центре действует Общество Анонимных Алкоголиков, работу которого курирует Юрий Николаевич Щербинин.

При храме существует небольшой некрополь, где находятся могилы священнослужителей, а также старинные надгробия со старого городского кладбища, разорённого в советские времена.

Община Никольского собора организует паломнические поездки по святым местам России.

Икона дня

Православный календарь

Сделать пожертвование